ВСПОМИНАЮТ ВЕТЕРАНЫ…

…Ты и теперь в строю, в походе,
Не сломлен дух от старых ран.
Тебе земной поклон народа,
Войны минувшей ветеран.

К.Болдин

 

 

Мордвинцев Виктор Яковлевич (1911 г.р.), полковник запаса.

В Красную Армию был призван в 1933 г. Воевал на Черноморском флоте в частях береговой обороны и морской пехоты. Был дважды ранен. Награжден двумя орденами Отечественной войны I-й степени, орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Проживал в микрорайоне Купавна.

Мои воспоминания о начале Великой Отечественной войны

В субботу 21 июня мне пришлось принять оперативное дежурство по Очаковскому сектору береговой обороны Одесской военно-морской базы (Очаковская крепость). Я не предполагал тогда, что с дежурства не вернусь домой, и что предстоит мне многолетняя разлука с семьей. Но в тот день было все как обычно. После соблюдения всех формальностей по приему дежурства, доложил оперативному дежурному по Одесской военно-морской базе капитану II-го ранга Филиппову. В выходные дни, свободные от мероприятий боевой подготовки, дежурство проходило спокойно, оповещения по флоту и военно-морской базе о переходах кораблей и полетах самолетов, как правило, не поступало. Сигнально-наблюдательные посты изредка доносили о прохождении в их зоне торговых и рыбачьих судов.
Вечером в доме Красной армии и флота состоялся концерт, строенный приезжими артистами.
С наступлением ночи оживление на командном пункте спало. Более настороженно принимались донесения от сигнально-наблюдательных постов. Часть телефонистов ушла отдыхать. На командном пункте осталось два телефониста, радист и сигнальщик-наблюдатель на наружном посту.
Около двух часов ночи меня вызвал к прямому телефону оперативный дежурный по Одесской военно-морской базе. Взяв трубку, я услышал несколько взволнованный голос Филиппова: «Оперативная готовность №1 (переход на военное положение). Понял? Действу, как положено, без паники!».
Я не успел задать ему ни одного вопроса – телефон смолк. Приказание было таким неожиданным, как нагрянувшее без предупреждения стихийное бедствие. Что случилось? Война? Чтобы исключить сомнения я вызвал Филиппова и задал ему вопрос: «Почему приказание отдано не установленным сигналом?». Он раздраженно ответил: «Сигнал написан на конверте пакета, который у тебя хранится за семью печатями, вскрой его и действуй без промедления!». Я тут же подал команду: «Гарнизону боевая тревога!». Телефонисты начали оповещать части. Вскоре хлестко прозвучали три холостых выстрела зенитной батареи. Этот сигнал должны услышать все: кто находился в казарме, дома, а также корабли в порту и на рейде.
Приближался рассвет наступающего тихого летнего утра. Город спокойно спал. У его жителей, в том числе у в семьях начальствующего состава, ночная тревога не вызвала опасений. В крепости тревоги были частым явлением, к ним привыкли.
В пять часов утра на командный пункт поступило первое тревожное сообщение: на Севастополь совершила налет немецкая авиация и подвергла его бомбардировке. Подробности о налёте не сообщались. Сообщения об этих событиях не овладели нашим сознанием, что для страны началась большая война. Ясность внесло заявление советского правительства, сделанное по радио в полдень 22 июня.
Так началась Великая Отечественная война, длившаяся четыре года.

 

Ягубов Борис Алексеевич (1903 – 1990)

Воевал с июня 1941 г. на Западном, Сталинградском и Южном фронтах в инженерных войсках. Является автором проектов низководного моста через р. Волгу у Сталинграда и понтонного моста комбинированной конструкции из отечественных и трофейных понтонов через р. Дон у станицы Цимлянская, которые возводились в кратчайшие сроки под постоянным обстрелом врага.
В книге Р.Уманского «На боевых рубежах» (М., 1960), которая посвящена советским инженерным войскам, упоминается и деятельность Б.А.Ягубова. Вот, например, как проходили переправы через реки во время Сталинградской битвы:

«… каждую ночь переправляем на ту сторону больше тысячи человек и обратно раненых семьсот-восемьсот… Работа этой переправы, тоже чудо из чудес. Немецкие пикирующие бомбардировщики, едва начинает светать, беспрерывно бомбят наши причалы, баржи и все живое, что есть на этом берегу. Весь день переправа еще и под артиллерийско-минометным обстрелом. Много тут погибло саперов… Немало теряем плавсредств. Но, к нашему счастью, мы все же обеспечиваем переправу войск 62 армии, которая отражает главный удар фашистского тарана…»

Ягубов Б.А. награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны 2-й степени, многими медалями После войны занимался восстановлением моста через канал Москва-Волга. Опубликовал 12 научных трудов.

 

Тарасов Александр Георгиевич (1908 г.р.)

Воевал с 1941 г. до 1945 г. на Южном, Юго-Западном, Кавказском, 2-м Белорусском фронтах.
«Весной 1943 г. некоторые аэродромы на Кубани находились в окружении рисовых полей… Необходимо отметить работу батальона, которым командовал инженер-подполковник Тарасов. Высокая дисциплина, слаженность работы – характерные черты командира этого батальона сказалась и на высоком коэффициенте готовности к работе авто- и спецмашин, на своевременном и правильном снабжении авиатехимуществом. В прошлом авиационный инженер, он как бы предугадал, что требуется летным частям в ближайшее время».
(Из книги «4-я воздушная армия в Великой Отечественной войне».- М., 1968)

 

Яковлев Аркадий Петрович (1922 г.р.).

С 1938 по 1940 гг. занимался в Аэроклубе г. Иваново, после чего был направлен в Балашовское авиационное училище, которое окончил в мае 1941 г. Воевал с 1941 г. по 1945 г. на 2-м Прибалтийском и 1-м Белорусском фронтах в составе 373 авиационного бомбардировочного полка 3-й воздушной армии. Старший летчик, лейтенант. Участвовал в боях за освобождение Прибалтики, г. Рига, портовых городов на побережье Балтийского моря, Польши. В апреле 1945 г. бомбил Берлин.

«Летали мы на пикирующих бомбардировщиках конструкции Петлякова, знаменитых Пе-2. 25-го числа нашему полку была поставлена задача разрушить одно из зданий в г. Берлин, где по данным разведки, размещался штаб верховного командования немецких войск. Мы в это время базировались на аэродроме в 120 км. от немецкой столицы. Прямо по курсу бомбовые удары были невозможны: попали бы в наши войска. Тогда командование решило бомбить параллельно линии фронта. Мы в воздухе на высоте 2500 метров шли на северную сторону города. Видели отчетливо, как горит Берлин. Ветер был восточный, и мы шли в сплошном дыму. Ориентировались по приборам. Сделали заход с севера, сбросили бомбы на цель. Удар получился точным. Сделав разворот, взяли курс на свой аэродром. Слышим голос с земли по радио, со станции наведения: «Спасибо за работу! Счастливого пути домой!». В этом полете мы не видели ни одного истребителя противника. Враг к этому времени ослаб, у него уже не было сил защищать свою столицу. И после ожесточенных боев 2 мая 1945 г. Берлин пал», - вспоминал позднее Аркадий Петрович.
За период войны он совершил 80 вылетов и 3 прыжка с парашютом. Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. После войны работал на Авторемонтном заводе №1 старшим инженером по технике безопасности. (фото)

 

Багнова Мария Васильевна (р.22 августа 1918 г.)

– старший лейтенант медицинской службы на 3-м и 1-м Украинском фронтах. После окончания 2-го Медицинского государственного мединститута была мобилизована в ряды Красной Армии. После прохождения Курсов усовершенствования медицинского состава (КУМС) приняла военную присягу и направлена в эвакогоспиталь № 1642 г. Киева.

« Госпиталь располагался в центре Киева, на ул. Ленина, кругом разрушенные здания, разбомбленный Крещатик, не было света, воды, а на окраине еще продолжались бои. Работали с керосиновыми лампами, воду в госпиталь возили в бочках на лошади из Днепра. Затем в составе 1-го Украинского фронта наш госпиталь располагался в г. Ровно, и уже ближе к концу войны в Польше, в г. Ченстохов, где мы оставались до конца войны. Здесь у нас помимо хирургического, были терапевтическое, инфекционное отделение, и целый большой корпус для туберкулезных больных. В этом отделение в основном лежали русские военнопленные солдаты из немецких концлагерей. Многие умирали от туберкулеза», - вспоминала Мария Васильевна.
Войну окончила в Германии, в 1946 г. была демобилизована.

 

Кузьмин Алексей Максимович (1919 г.р.)

Майор в отставке. На фронте с первых дней войны. Позднее воевал на Дальневосточном фронте с Японией, освобождал с войсками Советской армии Китай и Корею, закончил войну в сентябре 1945 г. Во время Великой Отечественной войны был командиром разведывательного взвода отдельной роты химической защиты.
«Нашей роте, - вспоминал Алексей Максимович,- было приказано давать больше дымовых завес, чтобы маскировать полки штаба во время боевых действий и на марше. Рота химзащиты великолепно справлялась с этой задачей. Пелена нейтрального дыма хорошо маскировала дивизию и входящие в нее полки, и тем самым значительно меньше было потерь».
После войны работал заведующим химико-технической лаборатории в локомотивном депо ст. Железнодорожная.

 

Рутковский Василий Васильевич, хирург, подполковник медицинской службы.

«Это было вблизи реки Угры, на другой стороне которой находилось подразделение немцев, так что по приказу начальника госпиталя мы выкопали траншеи и попеременно несли круговую оборону своим составом. Но ожидаемого нападения со стороны немцев на нас не было. Такое критическое положение тянулось в течение полумесяца. Мы не знали, где находится наша армия. Продукты у нас заканчивались, осталось только пшено и сухари, варили пшенный суп для раненых и персонала, каждому выдавался на день один сухарь.
Лечить тяжелораненых было крайне трудно, так как осталось мало медикаментов и небольшое количество перевязочного материала, который мы стирали ежедневно. Фенологического раствора совсем не было, и мы вынуждены были для подкожных вливаний использовать березовый сок, который, к нашему удивлению, благотворно действовал на наших раненых солдат».

 

Безлепкина Галина Григорьевна

«Меня призвали в армию в июне 1944 г. Я была медсестрой в полевом госпитале для легкораненых №5537 13-й армии 1-го Украинского фронта. Мне было 18 лет. С полевым госпиталем я прошла по дорогам войны через Западную Украину, Польшу, Германию. Победу встретили в госпитале в г. Зарау, Германия. На Родину мы вернулись в октябре 1945 г. 
Все, кто работал в медсанбатах, в полевых армейских госпиталях, прожили как бы одну, одинаковую жизнь. Медицинские работники быстро вывозили раненых с поля боя, доставляли их в медсанбаты или в госпиталя первой линии.
Каждая армия располагает 20-25 госпиталями. Штат одного госпиталя рассчитан на прием и обработку до 200 человек в сутки. Могли бы справиться с 300-500 ранеными (принять, обработать и т.д.). Но когда началось Берлинское наступление, то сразу за три-четыре дня поступило 3000 раненных… Тогда вновь врачи и сестры по трое суток без отдыха стояли у операционных столов. Барахлили и чихали движки, иногда операции шли при светильниках из гильз, коптилках. Не хватало перевязочного материала, медикаментов, а с продуктами дело порой обстояло совсем плохо. Сердце сжималось, когда в палатках (некоторые находились в палатках, землянках, разбитых школах) лежали тяжелораненые, которые ожидали эвакуации в тыл. Всё было сделано им как надо: раны обработаны хорошо, они должны поправляться, а у них не хватало сил побороть инфекцию. Мужество и выносливость раненых поражали: не слышалось ни стона, ни криков, только лихорадочно блестели глаза, скрипели зубы. Да, кошмар войны остался позади. Но мысли вновь и вновь возвращаются к прошлому. Кровь, бессонные ночи, грохот орудий, бесчисленные фронтовые дороги. Тысячи и тысячи километров прошли солдаты с оружием в руках и мы – солдаты в белых халатах».