Пересиливший цензуру

Краеведческий музей г. Железнодорожного неустанно ведет исследовательскую работу по поиску известных и талантливых людей, проживавших на обираловской земле. В этой статье я хочу рассказать вам о человеке, который имел дачу и жил с 1892 по 1893 год в Обираловке. Это писатель, журналист, переводчик, издатель журнала «Русская мысль», пропагандист русско-польских культурных связей Вукол Михайлович Лавров.

Вукол Михайлович Лавров родился 11 (23) сентября 1852 г. в г. Ельце Орловской губернии, в старозаветной купеческой семье. Окончил 3 класса городского училища. В дальнейшем его образовании большую роль сыграли старшие сестры, воспитанные в духе демократической литературы 60-х годов 19 века.

Отец, взяв сына из училища, заставил его изучать «торговое дело», выполнять разнообразные операции и ездить по делам торговли в различные города страны, что дало юноше возможность познать жизнь.
Большое значение в становлении общественных взглядов Лаврова сыграло польское восстание 1863 г. и последовавшие за ним репрессии. Юный Вукол проникся сочувствием к «польскому вопросу», стал интересоваться польской литературой, изучать польский язык.

После смерти отца, в одну из своих деловых поездок в Москву Вукол Михайлович случайно попал в кружок литераторов, артистов, где познакомился с Сергеем Андреевичем Юрьевым, литературным и театральным деятелем. Это решило судьбу Лаврова. Ему было 26 лет, когда он вернулся в Елец, ликвидировал «дело» и поселился в Москве.

В 1878 г. (совместно с В. А. Федоровым) Лавров издал сборник стихов «Сны наяву» поэта и переводчика Лиодора Пальмина. В декабре этого же года, совместно с С. А. Юрьевым, Лавров подал прошение в Главное управление по печати о разрешении издавать журнал «Русская мысль». Имя бывшего хлеботорговца не вызвало Сомнения в Цензурном комитете. Разрешение было получено, и в течение 25 лет Лавров был издателем (а с 1882 г. и редактором) либерально-демократического журнала «Русская мысль».

В «Русской мысли» Лаврова сотрудничали лучшие литературные силы России: Н. С. Лесков, Л. Н. Толстой, Я. П. Полонский, Д. В. Григорович, Н. К. Михайловский, Г. И. Успенский, А. П. Чехов и др. В 90-е годы в журнале было опубликовано «Открытое письмо» Г. В. Плеханова, разъяснявшее народникам позиции марксистов.

Летом 1888 г. в Астрахани Лавров лично познакомился с Н. Г. Чернышевским, и хотя произведения ссыльного писателя были под запретом, предложил ему сотрудничество в «Русской мысли». С 1885 г. в журнале публиковались произведения великого революционера-демократа под псевдонимами «Андреев» и «Старый трансформатор». Несмотря на несходство в политических взглядах, Чернышевский любил своего «доброго друга» и считал, что таких - «хороших» людей среди литераторов «мало».
Сам Лавров писал рассказы, очерки, стихи и статьи. Но не в этом состоит его вклад в историю литературы. Он известен как талантливый переводчик, один из первых пропагандистов польской литературы, русско-польских культурных связей.

В.М.Лавров имел большие связи в литературных кругах. Вел переписку со многими известными писателями, поэтами и литературными деятелями того времени. Свое большое состояние он тратил на поддержку журнала и талантливых представителей мира литературы и искусства. Для них его дом всегда был открыт. Лавров был дружен с известным писателем Антоном Павловичем Чеховым. Деловые и дружеские отношения установились у Чехова с Лавровым не сразу. В июле - августе 1886 года редакция «Русской мысли» обратилась к Чехову с предложением сотрудничества; в последующие три года Чехов бывал в редакции журнала, рекомендовал произведения начинающих писателей для публикации, но сам не печатался в «Русской мысли». Чехов относился к редакторам «Русской мысли» скептически и воздерживался от сотрудничества в их журнале, опасаясь редакторской «унылой цензуры», по его словам. Останавливало Чехова, вероятно, и полное непонимание его творчества, с которым он сталкивался в журнальных обозрениях «Русской мысли». Многим произведениям Чехова крепко доставалось от «критикессы» Щепотьевой. В мартовской книжке «Русской мысли» за 1890 год в очередном журнальном обозрении Щепотьевой Чехов был причислен к «жрецам беспринципного писания». Он написал В. М. Лаврову резкое письмо. Досадным недоразумением было, по-видимому, согласие Чехова сотрудничать в «Русском обозрении» - журнале, порядки в котором он себе плохо представлял. В итоге Чехов не напечатал там ни одного произведения, а единственную отданную повесть «Палату №6» взял обратно и передал летом 1892 года в «Русскую мысль». Чехов понимал, что с конца 1880-х годов «Русская мысль» была одним из популярнейших толстых журналов в России, средоточием прогрессивных сил литературы и науки. Поэтому Чехов в результате и пошел навстречу стараниям П. М. Свободина, друга и Чехова и Лаврова. Сначала восстановились связи чисто деловые - по сбору средств в помощь голодающим, а затем уже, после извинения Лаврова, стала возможной и договоренность о сотрудничестве Чехова в «Русской мысли». Оно началось в ноябре 1892 года публикацией повести «Палата №6» и было особенно интенсивным в течение десяти лет. Здесь были напечатаны значительнейшие произведения Чехова: «Палата №6», «Рассказ неизвестного человека», «Бабье царство», «Дом с мезонином», «Остров Сахалин», «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви», «Дама с собачкой», «Чайка», «Три сестры». Лавров был настойчив только в одном - в просьбах писать для журнала, а в остальном Чехову была предоставлена свобода.

Личные отношения Лаврова и Чехова вскоре после примирения приобрели характер приятельской короткости, хотя и без особой душевной близости. В 1900-е годы Чехов в «Русской мысли» начал заниматься и редакторской работой: Чехову дают для просмотра, прочтения рукописи, поступающие в «Русскую мысль». Теперь, постоянно сотрудничая с «Русской мыслью», Антон Павлович, судя по переписке с Лавровым, встречался с ним при каждом приезде Чехова в Москву. Так, в одном из писем Антон Павлович сообщал Лаврову: «29 апреля 1892г. Дорогой Вукол Михайлович! Не знаю, попаду ли я к Вам 17-го. Посылаю вместе с одним письмом поздравление корректору, его мы поздравляем с именинами. Желаю ему на новом месте Бога ждать и быть здоровым! А может быть я и приеду. Все зависит от холеры, к тому же она в 10-ти верстах от меня и от погоды, которая через день бывает отвратительна. Всех благ! Ваш А.Чехов» (РГАЛИ. Ф.640. Оп.1.Ед.234)

В июне 1892 г. Лавров из Обираловки писал Чехову: «Многоуважаемый Антон Павлович! Наш общий друг Павел Матвеевич Свободин говорил мне о Вашем намерении дать в «Русскую мысль» свой рассказ. Конечно, Ваше произведение найдет самый радушный прием на страницах «Русской мысли» и, кроме того, раз и навсегда покончит печальное недоразумение, возникшее между нами года два тому назад. Тогда, по горячим следам, я собирался отвечать на Ваше письмо; хотел было уверить Вас, что у меня, да и вообще у всех нас не было ни малейшего намерения проявить свое недоброжелательство к Вам как к писателю и человеку, что редактируемый мною журнал всегда с величайшим сочувствием следил за Вашею литературною деятельностью и если отмечал в ней какие-нибудь недостатки, то руководствуясь лишь крайним своим разумением, - но, к сожалению, не успел этого сделать: Вы уже уехали за границу. Теперь, пользуясь представившимся мне случаем, я спешу и считаю за особое удовольствие, как горячий поклонник Вашего таланта, сказать то, что помешали мне сказать не зависящие от меня обстоятельства, и просить Вас верить искренности моего уважения к Вам. В. Лавров».

А вот письмо Антона Павловича Чехова, написанное известному архитектору Ф.О Шехтелю: «1 мая 1893 г. Москва ... Уважаемый Федор Осипович! Одна особа женска пола назначила мне сегодня свидание в 2 ч. и взяла с меня слово, что я поеду с нею кататься и буду с нею обедать. Досадно, что Вы с ней не знакомы, можно было бы учинить обеденное trio. Она очень милая особа. После обеда я, вероятно, поеду на станцию Обираловку к Вуколу Лаврову. Если мне сегодня удастся отвертеться от обеда с оной особой, то я приеду к Вам в Ваш собственный дом к 5—5½ часам. Или так: если мой обед с оной особой кончится ранее 5 ч., то я поеду с Вами в Эрмитаж пития и беседы ради. Во всяком разе, если можно, сидите дома до 5½ ч. Если же я Вас не застану, то в обиде не буду, ибо я теперь человек гулящий и заблудящий, не знающий, как и где коротать свое время. Если сегодня не увидимся, то по приезде из Обираловки я телеграфирую к Вашей милости и буду ждать Вашего ответа. Когда прикажете, тогда и явлюсь к Вам или в Эрмитаж. Будьте здоровы. Погода удивительная. Ваш А.Чехов».

Побывал ли А.П.Чехов в Обираловке у Лаврова нам установить так и не удалось. После отъезда Лаврова из Обираловки их дружеская переписка не прекращалась. В 1894 г. Чехов писал Лаврову: «Прочел «Без догмата» (роман Г.Сенкевича) с большим удовольствием. Вещь умная и интересная, но в ней такое множество рассуждений, афоризмов, ссылок на Гамлета и Эмпедокла, повторяй и подчеркивай, что местами упоминается, точно читаешь поэму в стихах. Много кокетства и простоты. Но все-таки красиво, тепло и ярко, и когда читаешь, хочется жениться. ... у нас выпал снег и начался санный путь. А сани у меня великолепные: с коврами и позолотой. Будьте здоровы. Ваш Чехов» (НИОР РГБ. Ф.331. П.21. Ед. 15). В. М. Лавров трогательно относился к Антону Павловичу до самой его смерти. Вот как он отзывался о Чехове: «...Это - крупнейший современный писатель, сотрудничеством которого я весьма горжусь, как издатель «Русской мысли».

Примечательны и слова А. П. Чехова, адресованные В. М.Лаврову 6 февраля 1900 года: «Так как юбилейное настроение еще не прошло, то еще раз поздравляю тебя с двадцатилетием твоей талантливой и беспорочной службы на пользу русской литературы, пламенная любовь к которой так очевидна».

Надо заметить, что супруга А.П.Чехова Ольга Леонардовна Книппер, в отличие от Антона Павловича, относилась к Лаврову без симпатии. Так, в письме к Чехову в январе 1900 г. она писала: «... я рада, что приехала Мария Павловна (сестра Чехова), скучно было без нее; я очень привязалась к ней... 17-го обедала у Вас; было бы ужасно симпатично, если бы не пришел Лавров с супругой. Какой он неприятный!». Хотя сам Вукол Михайлович отзывался об актерских данных Книппер с уважением: «Впрочем, изредка заходит Лавров, издатель «Русской мысли». Он видел тебя в «Трех сестрах» и очень хвалит», - писал Чехов Книппер из Ялты в феврале 1901 г.

Об отношениях писателя и главного редактора свидетельствуют также и другие письма В.М. Лаврова к Антону Павловичу. Так в марте 1902 г. он писал из Ялты: « Друг Антон Павлович! Благодарю тебя за твоё милое письмо, и очень рад, что пребывание за границей пошло тебе на пользу. Конечно, зимою я завидовал тебе, но теперь не завидую, ибо скоро и у нас будет не хуже, а то, пожалуй, и лучше, чем в Ницце».

В одном из писем (без даты) Лавров признавался Чехову: «....Двадцать три года я тащу свою тяжелую колесницу и если осмысливаюсь называть ее триумфально, то лишь потому, что шествие обратило на себя внимание таких великих и благородных ратников добра и правды, как Вы, мой дорогой друг».
В следующем письме он благодарил Чехова за подарок: «....Прежде всего земной поклон Вам за присылку Вашей фотографии. Вы чутко угадали, что мне именно её и не достает. Кабинетный Ваш портрет есть у меня, но он стоит на почетном месте моего письменного стола, а эта карточка вечно будет сопровождать меня во время скитаний по белому свету, до того, пока не постучусь в двери рая. Апостол Пётр спросит у меня: «Какой у тебя паспорт?» - Я скажу: « Портрет» (РГАЛИ. Ф.549.Оп.1.Ед.300).

До конца жизни Антон Павлович обращался к Лаврову «милый мой друг Вукол Михайлович».
Был дружен В.М.Лавров и с Николаем Петровичем Аксаковым. Николай Петрович Аксаков - русский богослов, исследователь церковного права, поэт и публицист. Родился в потомственной дворянской семье Аксаковых. Н.П. Аксаков печатал свои статьи в «Русской мысли» и других изданиях. Отношения между ними завязались теплые и доверительные. «Бесценный Вакулище!!!, -писал Аксаков Лаврову. - Извини меня, по великой дружбе своей и спаси от великих напастей...Твоя дружба дороже даже и спасение в трудную минуту. Зайду к тебе- обещаю, а пока черкну хоть строчку, чтобы мне не слишком совестно было взглянуть на тебя. Любящий тебя Н. Аксаков». А вот еще одно интересное письмо Н.П. Аксакова Вуколу Лаврову: «Дорогой Вукол Михайлович! Я нахожусь эти последние три дня в таком отчаянном положении не только в материальном, но и в нравственном отношении, так как с одной стороны меня осуждает хозяин квартиры, за которую я уже не платил второй месяц... а с другой стороны моя Надя, которая прежде временно безусловно и терпеливо перенесла всеобщий проголодь и лишения... Для того, чтобы дальше жить мне нужно по крайней мере, 60 рублей. Ради святого Бога пришли ты мне, иначе я не знаю, как буду...в настоящую минуту спаси меня...Любящий тебя Н.П.Аксаков». (РГАЛИ.Ф.640.Оп.1.Ед.24). Лавров помогал Аксакову деньгами и всегда поддерживал морально.

На мой взгляд, многие черты характера Лаврова, можно проследить по анкете, найденной мною в РГАЛИ (ф.640.оп.1ед.хр.301), составленной им 22 декабря 1892 г.
Главная черта моего характера - лень.
Качество, которое я предпочитаю в мужчине - искренность.
Качество, которое я предпочитаю в женщине - кротость.
Качество, которое я люблю в самом себе - отходчивость.
Мой главный недостаток - раздражительность.
В чем я вижу счастье - в верности и преданности близких мне людей.
Что я считаю величайшим несчастьем - жить под властью деспотизма.
Чем бы я быть желал - садовником и огородником.
Где бы я желал жить - на берегу Неаполитанского залива.
Любимый мой цвет - зелёный.
Любимый мой цветок - жасмин.
Любимое мое животное - свинка.
Любимая моя птица - воробей.
Какого философа я предпочитаю - Канта.
Мои любимые прозаики - Достоевский, Диккенс, Доде, Сенкевич.
Мои любимые поэты - А. Толстой, Байрон, Мицкевич, Гейне.
Мои любимые драматурги - Шекспир, Гоголь.
Мои любимые живописцы - Рафаэль, Гвидо Рени.
Мои любимые композиторы - Бетховен, Глинка.
Мои любимые вымышленные герои - Прометей, Самсон, Маркиз Поза.
Любимые мои героини вымышленные - Корделия («Король Лир» Шекспира), Лиза («Дворянское гнездо» Тургенева).
Мои любимые напитки - Шато ля русс.
Любимое кушанье - устрицы.
Что больше всего я ненавижу - измену и предательство.
Исторические характеры, которые я больше всего презираю - Монк, Муравьёв, Наполеон Третий.
Военный подвиг, который приводит меня в восторг - защита Севастополя.
Реформа, наиболее много читаемая в истории - христианство.
Желаемая мною реформа - свободная федерация всех славянских народов.
Дар природы, которым я желал бы быть наделен - силою, пересилить всесильную цензуру.
Как бы я желал умереть - безболезненно, от разрыва сердца.
Теперешнее состояние моего ума - буйное.
Преступники, к которым я отношусь снисходительно - пьянство и чревоугодие.
Мой девиз - Первой французской революции. Уточним, что девиз революции звучал - «Свобода, равенство, братство».

Незаслуженно забытый

Издание «Русская мысль» имело огромный успех у читателей, но обходилось Лаврову очень дорого. Впрочем, на то Вукол Михайлович и обладал миллионным состоянием. Он любил жить на широкую ногу и много денег тратил не только на свои издательские проекты, но и на роскошные обеды и ужины. Иногда за стол в его доме садилось до пятидесяти человек. А. П. Чехов сообщал А. С. Суворину 4 марта 1893 года: «Вчера обедал у В. М. Лаврова... У Лаврова приятно бывает обедать... Выпили по пять рюмок водки... и Лавров предложил тост за своего дорогого хорошего друга А. П. Чехова и облобызался со мной". В 1893 году Вукол Михайлович уехал из Обираловки и приобрел у купца Малеева пустошь (20 десятин) недалеко от Старой Рузы, построил на ней дом с двумя верандами и мезонином, развел сад. Большой оригинал и великий филантроп, он подарил часть земли редактору «Русской мысли» Виктору Алексеевичу Гольцеву и помог ему здесь обжиться. Еще часть земли он выделяет Митрофану Ниловичу Ремезову – тоже сотруднику журнала, писавшему о театрах и художественных выставках. Но Ремезов вскоре продал свой участок и дом В.А.Гиляровскому. Дом не отапливался, поэтому зимой, приезжая в Малеевку, Владимир Алексеевич жил у Лавровых. Естественно, завязалась дружба, длившаяся до самой смерти Лаврова. В апреле 1905 г. тяжело больной Лавров продал право на издание журнала и, оставаясь его вторым редактором до ноября 1906 г., удалился в свое имение Шелковку под Рузой. По этому поводу Чехов писал А.С.Суворину: «Издатель «Русской мысли» Лавров очень болен (воспаление почек, грудная жаба), спешит устроить свой журнал, чтобы он не попал в руки к наследникам. И дело, по-видимому, уже устроилось, журнал продан, обеспечен. Гольцев (Виктор Алексеевич) остался главным и даже меня пригласили в заведующие беллетрист. отделом...».

До последних минут жизни Лавров занимался переводами с польского. Его имя до сего времени не забыто в Польше, а наш читатель познает радость знакомства с произведениями Э. Ожешко, Г. Сенкевича в его переводах.

Умер Вукол Михайлович Лавров 10 (23) января 1912 г. в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище, недалеко от могилы Шехтеля и В.Гольцева.

Имя основателя литературной Малеевки — Вукола Михайловича Лаврова, «паломника по святым местам ума и таланта» (В.Немирович-Данченко), блистательного переводчика Генриха Сенкевича и Луизы Ожешко, редактора-издателя журнала «Русская мысль» отдавшего всё своё огромное состояние русской культуре и поддержавшего в трудные для них годы А.Чехова, Н.Лескова, философа В.Розанова, В.Короленко, Н.Гарина-Михайловского, Д. Мамина-Сибиряка и других будущих классиков отечественной литературы,- имя Вукола Михайловича Лаврова незаслуженно забыто.

 

Наталья Пижевская,
научный сотрудник
краеведческого музея
г. Железнодорожного.